автор статьи-Марьяна Кленова

Марьяна Кленова 22342
Общество: 13:00, Четверг 30 Апрель, 2015

Смерть от болезни в России стала преступлением

Источник изображения: © Фото Пресс-службы Мэра и Правительства Москвы Д.Гришкин

Благотворители бьют тревогу – родителей умерших от неизлечимой болезни детей и волонтеров из хосписа все чаще вызывают к следователям для опроса по уголовным делам. Cпециалисты по паллиативной медицине постоянно под ударом: им приходится снова и снова объяснять, что они делали дома у больного ребенка. О психике родителей, только что похоронивших свое чадо, тоже никто не заботится – расскажите, не вы ли травили своего ребенка? Нет? Тогда подпишите протокол.

"На нас страшно давит, что мы никак не защищены законом, и все время боимся тюрьмы, - пишет в своем Facebook менеджер детской программы Фонда помощи хосписам "Вера" Лида Мониава. - Тут недавно за одну неделю мне позвонили 4 разных следователя. Из-за каждого умершего дома ребенка они открывают уголовное дело. Иногда приглашают на встречу, непременно сегодня, непременно в каком-то отделении на окраине Москвы, куда тебе надо с тремя пересадками тащиться. Спрашивают - а кем вы работаете, а почему вы приходили к ребенку, а что вы делали, а какого числа, а во сколько, так во вторник или в среду, а почему, проверьте протокол, подпишите. Потом живешь и не знаешь, а дальше-то что, позовут тебя снова или не позовут, открыли они дело или нет".

Когда больной умирает дома в дневное время, вместо "скорой" и 02 обычно звонят в поликлинику для вызова участкового врача и констатации смерти, а потом – участковому полицейскому для составления протокола осмотра места и тела умершего. И именно на этом этапе у многих начинаются первые проблемы: например, если полицейский заметит на теле умершего синяки и ссадины. Тогда родным придется объяснять, что у покойного из-за инсульта нарушилась координация движений, что он пытался вставать с кровати, не осознавая тяжести своего состояния, а может быть, у него были судороги, во время которых он ударился о грядушку кровати.

"Следователям и так понятно, что они дурью маются. Но они зарплату получают по отчетности - отрапортовал, что провел дело по смерти ребенка - вот тебе и премия", - объясняет ситуацию в Facebook бизнесмен Serge Borodin. Более того, основания для недоверия родственникам, которые стали единственными свидетелями смерти, у полицейских есть. "К сожалению, ооочень много случаев, особенно в Москве, когда больным людям "помогают" уйти из жизни. Не сердитесь на следователей. Москвичей испортил квартирный вопрос...", - пишет в комментариях к посту Лиды Юлия Агешина. Вот только к больным детям это вряд ли относится – никакого наследства от них все равно не останется.

Большинство пользователей соцсетей правоохранителей оправдывают и признают, что дело тут не в циничности следователей, а в халатности врачей. "Если полиции не представлено документов, в которых указано, что умерший (не важно - ребенок, взрослый) был неизлечимо болен, а написаны какие-то обтекаемые фразы, то как можно не начать проверку? – задается вопросом Дарья Шушкевич. - Следователь не может угадать, глядя на родственников, рыдают они искренне или уморили родню ради наследства, простите за цинизм. И тяжесть болезни он тоже угадать не может. Поэтому основной вопрос к врачам, которые должны оформлять соответствующие документы при выписке ребенка домой, но этого не делают".

Не делают они этого, впрочем, тоже по вполне понятным причинам – с определенными диагнозами больных обязаны госпитализировать, и врачи, понимая, что человеку на самом деле ничем не помочь, предпочитают не занимать койку. Хотя родственникам так будет гораздо проще – никаких специальных документов, никаких участковых, и вскрытие в этом случае проводят вне очереди. "Самое страшное, что если ребенок умирает в больнице (причем еще вопрос - от чего), то это особо никого не интересует", - возмущается Polina Nikolaeva.

Решить эту проблему можно, но для этого потребуются скоординированные усилия целого ряда чиновников. В первую очередь – от здравоохранения, чтобы врач мог написать смертельный диагноз, не направляя при этом на госпитализацию безнадежного больного. Но здесь открывается поле для злоупотреблений, которые тоже часто происходят в нашей стране. В этом смысле приоритеты расставлены правильно – лучше мы 30 раз убедимся, что человека никто не убивал, чем один раз пропустим скрытое убийство. Вот только родителям умерших детей и волонтерам хосписов от этого не легче. И привыкнуть к допросам по факту смерти малыша от рака просто невозможно.

Обозреватель Noteru.com Марьяна Кленова

  Публикация комментариев происходит после модерации!!

 

 

 

 

 

 

Array
(
)